АФИША СОБЫТИЙ


Расписание паб-клуба Граффити









Интервью с группой ЗЬМЯЯ. Зьмяя, которая гуляет сама по себе



P. S. В каждой шутке есть доля шутки.

- Что вас заставило заняться музыкой?
З.: Наверное, это детская голубая мечта. С детства хотелось петь, играть.
В.: Ничего не заставило, появилось всё спонтанно и необдуманно, а потом было уже поздно.

- Группа собралась году в 99-м, так?
З.: В 99-м я к ним пришла, а они до этого уже играли.
В.: У нас на вокале был бас-гитарист Бровко, но петь он не хотел, мы его заставляли. Тогда только одна песня была со словами, остальное – инструментал. Поэтому искали вокалиста. Почему-то нашли вокалистку.
З.: А меня брали туда как бас- гитаристку. Заставляли меня совмещать игру на бас-гитаре и пение, я очень сильно сопротивлялась, потому что это очень сложно. До меня они играли тяжёлую музыку, блэк-металл. А когда я пришла…
В.: Все растаяли.
З.: Да ладно, когда я пришла в группу…
В.: Была популярна Земфира.
З.: Когда я пришла в группу, у них не было ни одной нормальной целостной песни. Я им говорила, что надо своё делать. Но так как нам надо было скоро выступать, пришлось сделать каверы на Земфиру. Это были единственные наши каверы, потом пошёл свой материал.
В.: Первая песня была в стиле панк.
З.: Да, «Ёлочка». Когда эту песню первую придумали, это было такое эйфорическое чувство – что ты делаешь что-то новое. С тех пор было написано очень много материала, мы когда начали записывать альбом, насчитали около двадцати шести песен.

- По сравнению с тем временем, ваше отношение к группе, к музыке как-то изменилось?
В.: Да, теперь мы стали более взрослые, продуманные.
З.: Если раньше на придумывание какой-то мелодии, аранжировку уходило много времени, то теперь всё схватывается налету. Профессионализм сказывается, то есть, мы ещё не профессионалы, но опыт уже есть. Стало намного легче. И отношение серьёзнее стало.

- Как думаете, современным молодым группам проще начинать?
З.: В плане репетиций, инструментов, стало проще. Гитары продаются везде, струны, микрофоны, какие хочешь, только иди и трать папины деньги. Раньше было сложнее в этом плане, но легче в музыкальном. Тогда было проще завоевать какой-то титул, стать рок-королём Беларуси. А сейчас групп очень много и найти талант трудно, сложно проявить себя.

- А как вам уровень наших молодых команд, нравится что-нибудь?
З.: Два процента из ста, из того что слышала. Но слышала я немного. Многое из того, что они делают, может быть хорошо сыграно, но идёт такой косяк под Запад, что даже злость берёт. А если люди пытаются делать что-то слишком новое, это тяжело для восприятия. Есть команды, которые играют простенько, но в них есть какая-то энергия. Только они существовать будут недолго, потому что ничего нового не играют.

- Ещё лет пять назад у нас с трудом можно было найти какую-то кассету, а сейчас есть доступ к мировой музыке, и соответственно, сейчас очень много перенимают. Это отрицательно сказывается на музыке?
В.: Всё хорошо в меру. Мы больше всего боялись, что нас назовут каким-нибудь клоном западной команды. Это вынудило нас делать что-то своё.
З.: Я вообще стараюсь музыку не слушать, потому что только тогда не будет плагиата. Просто есть некоторые так называемые критики, такие офигенные специалисты, которые говорят, что у нас музыка примитивная, такая как у GUANO APES. Во-первых, GUANO APES играют хорошо, во-вторых, мы не как GUANO APES. Или кто-то ещё сравнивал нас с Avril Lavigne … Ну какому человеку понравится, когда его личность смешивают с кем-то другим?

- Стиль ваш в принципе определить невозможно, чего там только не намешано. Но почему вы так не любите, когда вас называют хард-кором?
В.: Ну почему не любим? Мы просто его не играем.
З.: У нас есть хардкоровские рифы, то есть музыка может в некоторых проявлениях и такая. Но мне не нравится, что о нас так говорят, потому что всё это современное хардкоровское поколение у меня ассоциируется с гопниками. Хард-кор – это мода, которая пройдёт, как прошла мода на гранж, панк.

- Вы играете на разных тусовках, с металлистами, с ВМА … Какая вам ближе?
З.: Хотелось бы играть ближе к металлу, но мы туда не совсем подходим. Потому что наши металлисты воспринимают только определённую ветвь метала, если есть какое-то отклонение – им не нравится. Очень сложно им угодить, да и угождать никому не хочется, мы играем, то что нравится нам.
В.: Ситуация для нас очень сложная, нас никуда не хотят приглашать, потому что мы никуда не подходим, в этом наш минус. Поэтому и решили следующий альбом «ГОСТом» назвать. Наш ГОСТ.

- Новый альбом уже пишется?
В.: Пишется, но очень медленно.
З.: Пару песен записали, на остальные денег пока нет. Хотя материал есть.

- А про первый альбом расскажите.
З.: Мы записали его в 2004м, в августе он был полностью готов, но не было средств, чтобы его выпустить. Поэтому принесли его к Супрановичу, он заставил нас переписать его на белорусский язык. В результате альбом вышел только в феврале.
В.: Мы даже выступили на дне города от компании Record Service. Было прикольно выступать перед гопарями, чуваки пришли водку попить, а тут мы…
З.: Когда были моменты в песне, где приходилось петь гроулингом, хотя женский вокал гроулингом вообще нельзя назвать, мне было страшно перед ними так петь. А с другой стороны думала, будь что будет, пусть воспринимают меня такой, какая я есть. Сложно, конечно, для такой мёртвой публики играть, но весело. Они на тебя смотрят как на дебила – и ты на них так же. Ну, ничего, потом даже автографы брали. Целых три.

- Некоторые команды жалуются, что они не могут записаться и проблема не всегда в деньгах. Связей нет…
З.: Не знаю, нам очень повезло в этом плане – просто мы с нашим звукачом Геннадием Сыроквашем…
В.: Он попросил его саундпродюсером называть!
З.: …мы нашли друг друга с нашим саундпродюсером. То есть, есть места, где можно записать гитару, вокал. Но люди, которые будут это делать, сделают это только на качество звука, а не на качество и дальнейшую жизнедеятельность песни. С Геной работать проще, он видит материал, знает, как должна звучать эта песня. Он понимает, чего мы хотим, хотя нам иногда сложно объяснить это словами.

- Тебе сложно было работать с белорусским языком, когда пришлось переводить песни?
З.: Белорусский язык я знаю, но думать на нём мне тяжело. Маленький словарный запас, но я стараюсь его расширять, читаю книжки. Теперь для меня это принципиальный вопрос. Мне давали много советов, как лучше писать на белорусском, но я не следовала им, старалась делать, как лучше мне. Так что и сама не хочу никому ничего навязывать. У кого как получается.
В.: У многих есть предубеждение против белорусского языка: если белорусский, значит это БРСМ или БНФ, короче, не от мира сего… А мы переписали песни на белорусский, прикольно получилось, хотя половину слов не понимаешь. Как будто на английском. Но лучше написать на кривом белорусском, чем на кривом английском. Хотя вообще-то мы против всякой пропаганды.
З.: Да, это наболевшая тема. Некоторые считают, что выпускаясь у Супрановича, мы относим себя к БНФ. Это ложь. Никаких политических намерений у нас нет. Мы за мирную Беларусь, а не за митинги. А если мы не будем выпускаться у Супрановича, у нас не будет концертов. Больше нас приглашать никто не будет. Мы понимаем, что мы играем на политических концертах, но мы просто хотим сыграть для людей. И текстов политических у нас нет, хотя в принципе каждый текст можно трактовать по-разному.

- Да уж, тексты ваши впечатляют. Мало того, что мрачные, так ещё с таким чёрным юмором! Почему именно такие темы?
З.: Просто это мой взгляд на жизнь. Я не люблю нюни распускать. Романтика во мне присутствует, но она распространяется только на личные отношения. А каким-то общим романтизмом я не страдаю. Поэтому песенки про любовь мне писать противно. Но и слишком грустные песни писать глупо. А вот ироничные помогают показать черную сторону человека и одновременно посмеяться над этим. Во втором альбоме песни будут более серьёзные.

- А название первого альбома, «Усё дзеля вас»? Эта фраза отражает ваше отношение к людям?
З.: Она отражает смысл существования нашей группы. Мы делаем это для людей, а не только для собственного удовольствия. Слушатель ведь не знает, через что проходит песня, как она придумывается, как над ней работают, сколько труда это требует. Но это стоит и пота и крови. Стоит издёвок со стороны других людей, со стороны критиков, журналистов.

- А как вы относитесь к критике?
З.: Каждый по-своему. Для Вовы очень важна критика, он очень серьёзно к ней относится. Наверное, это неправильно. Критика – это кривое зеркало, где твои стороны отражаются либо больше, либо меньше. Критику надо воспринимать. Но надо ещё учитывать, от кого она исходит, что это за человек, что ему нравится. Если ему нравятся группы J-МОРС , STOKES, он никогда в жизни не поймёт, что мы хотели сказать своими песнями. Я не обижаюсь на критику таких людей.

- Насколько для вас важен отклик слушателей?
З.: Мнение слушателя для меня намного важнее, чем мнение критика. Критик распространяет своё мнение на всех – такое дерево с большими ветками. А слушатель послушает и оценит на своём уровне, как ему нравится и что ему нравится. Для меня было просто состоянием нирваны, если бы человек слушал наш диск и находил в песнях себя, понимал, что песня про него и для него. Когда мы записали песню «Магнезия», ко мне на работу пришёл молодой человек и подарил мне цветы за эту песню, сказал: «Спасибо, Зоя, что ты написала эту песню. Это песня про меня». Это чувство не описать, это очень приятно. На такое я не рассчитывала. Пусть это один человек, один цветок – но какой эффект!.. Ради этого и стоит писать.

- Есть у вас занятная песенка “Counter-Strike Source”, о бедной девочке, которая ждёт мальчика, а он, такая сволочь, дома рубится в «контру». Как вы вообще относитесь к присутствию компьютеров в нашей жизни?
З.: Когда мы продавали диски, должна была выйти какая-то новая версия Counter-Strike. Эти бедные дети с красными глазами приходили и спрашивали, есть ли она у нас. Вова им не продавал игрушки, пока не покажут домашнее задание и дневник. Вот этим и навеяно. Всё хорошо, если оно не мешает жить. Сидеть за компьютером днями напролёт – это отвратительно, потому что человек создан для другого, вся его сущность в природе.
В.: Но, с другой стороны, компьютеры теперь незаменимы.

- Как с концертами дела?
З.: С концертами плохо. В Бобруйск вот пригласили, сказали, что может оплатят дорогу.
В.: Да, мы собираемся в турне по Беларуси, у нас будет мегатур Минск -Бобруйск , на электричке.
З.: Повесим объявление на сайте, договоримся, когда ехать, в каком вагоне, выгоним всех людей из вагона и будем ехать всей тусовкой в Бобруйск.
В.: Недавно позвонили из Гомеля, спросили, что надо, чтобы мы приехали. Я говорю, проезд оплатите. Они сказали «спасибо»… Дорого наверно. Следующий раз скажу: «Ничего не надо, выезжаем!»
З.: У нас иногда даже не бывает возможности выехать из города. Все работаем, так что выехать больше чем на два дня мы не в состоянии.

- А как-нибудь себя пропагандировать, рекламировать собираетесь?
З.: Стесняемся. Если кто-то другой - то пожалуйста. А сами стесняется. Хотя меня часто обвиняют в звёздной болезни. Может потому, что мы очень необщительные, замкнутые. Мы не общаемся с другими командами. За это нас не любят, называют звезданутыми, пафосными, фашистами. Мы пользуемся всемирной нелюбовью… Может у нас просто времени нет ни с кем общаться. Я очень искренний человек и мне противно лживо улыбаться, когда говорю с кем-то, многие это делают, а за спиной обговаривают. Единственная группа, с которой я наладила общение, это группа Imprudence. Они классные, очень добрые и искренние.

- Но с группой «Нейро Дюбель» приходится общаться довольно тесно. Как ты находишь общий язык с Куллинковичем?
З.: Мне сложновато с ним общаться, потому что он восприимчив к каждому слову. Я могу сказать что-то, не подумав, а он обидится, хоть и не покажет этого. Трудно общаться с людьми, которые предпочитают промолчать. Куллинковича как музыканта я уважаю, но найти с ним общий язык до сих пор не могу.

- Планы на будущее?
З.: Продержаться. Для меня это самое главное. Продолжать репетировать, не прогибаться ни под кого. Выжить на нашей сцене, пробиться дальше.

Вашему вниманию предлагалось интервью с минской группой ЗЬМЯЯ в лице вокалистки Зои и гитариста Вовы. Добавить к вышесказанному нечего. Разве что … не забывайте заглядывать в раздел audio!

Добавлена: 01-11-2005

Автор статьи: Ju
Автор фотографий: группа
Специально для XLAM.BY

[ вернуться к списку статей ]

!!



афиша фотографии статьи видео аудио группы новости ссылки о проекте форум магазин