АФИША СОБЫТИЙ


Расписание паб-клуба Граффити





МУЛЬТ в кино Выпуск №45 Новые путешествия смотреть онлайн hd kinogo ru.




"ЛЯПИСЫ" ПРОТИВ УНЫНИЯ – большое интервью с Сергеем Михалком


Группа "Ляпис Трубецкой" своим новым альбомом "Капитал" преподнесла приятный сюрприз поклонникам независимой музыки. Мало кто ожидал, что подобный диск и один из главных рок-хитов 2007 года запишут авторы "Ау" и "Ты кинула". Мало кто ожидал, что один видеоклип может наделать столько шума и его будут смотреть зарубежом без перевода. Помочь разобраться в произошедшем мы попросили лидера группы Сергея Михалка, который заодно рассказал о грехах, хиппи и музыке, которая звучит у него в плеере.


В одном интервью употребили термин "симулякр" в отношении "Ляписа Трубецкого" прошлых лет, как вы это объясните?

Михалок: Трудно говорить о понятии "симулякр", которое есть у Бодрияра. Скорее, произошла такая ситуация, что пародист слился с объектом собственных насмешек. Образ "того" "Ляписа" мы создали где-то в 95 году вместе с друзьями, со своей большой и богатой различными персонажами анархической тусовкой. То есть это такой подвыпивший полненький гопник, с бутылкой водки, готовый всех развеселить, при этом готовый дать кому-то в лоб. Сначала я радовался, что получился четкий осязаемый образ. Вот у кого-то дома, стоит фотография дембельская, стоит у кого-то статуэтка смеющегося Будды, у кого-то там фотография Есенина и здесь же присутствует некий "Ляпис Трубецкой".

Я очень радовался, что он развивается сам по себе, потому что я ж не создаю имиджи, то есть я не занимаюсь имиджевой политикой, тут нет маркетинга, расчета какого-то, типа, это закатит, а это нет. Я просто увидел, что появился такой громадный… эээ... ну, такой Трубецкой. И он шагает по планете, весело, с баянчиком. У каждого представление было о нем, а я жил сам по себе, то есть, это своего рода форма моей маскировки. Я жил, как хотел, мне этот образ помогал зарабатывать деньги. А лично я мог заниматься любыми вещами: я мог уходить в запой месячный, я мог пытаться развивать какие-то другие проекты, заниматься чем угодно, а тот образ был сам по себе.

А потом я понял, что этот симулякр настолько разросся, что он мне просто стал мешать жить. Я слился с "Ляписом Трубецким". И когда на меня смотрели, меня идентифицировали как другого человека. У них был образ "Ляписа Трубецкого", с которым они меня встречали. Ведь я им говорил, что это я. Мне стало очень трудно. Это мешало даже другим проектам. Как только люди сталкивались, допустим, с "Сашей и Сирожей", они в этом видели какой-то интеллектуальный панковский протест, такой очень сильный, ироничный и антисоциумный вызов. Как только они узнавали под масками Михалка, для них это сразу многое меняло.


А были готовы к тому, что видео "Капитал" запретят в Беларуси?

Михалок: Да никто его не запрещал – мы его не носили в Беларуси никому, потому что понимали, никто крутить не будет. Это же "Убить дракона" Шварца. Ну, просто, здесь же вопрос не в каких-то министерствах и ведомствах, не в каких-то деятелях министерства культуры или информации, не в каких-то спецслужбах, которые следят за идеологией. В их системе координат меня просто нет. Для них "Капитал" и Ляпис Трубецкой или даже Лявон Вольский и Александр Куллинкович не такие фигуры громадные, как Лебедько или еще кто-то, чтобы на нас внимание обращать, чтобы на нас работали целые отделы и запрещали. Большим отделам нет до этого дела, до каких-то "капиталов".

Просто вся система, как это показано у того же Терри Гильяма в фильме "Бразилия", выстроена так, что программными директорами или владельцами каналов, радиостанций становятся сексоты, сами по себе сцыкуны, для которых уже не надо законов, для которых не нужны запрещающие документы. Они просто изначально настолько сцут, что не поставят уже ничего интересного, даже если это будет разрешено сверху, даже если это не будет вызывать ни у кого никаких нареканий. Поэтому мы даже ничего и не носили. А зачем? Нам в свое время запретом на "Сашу и Сирожу" заслужили здесь службу очень хорошую. То есть, из легких таких скоморохов-дурачков мы превратились в социально опасных типов, и альбом стал разметаться, у нас появился такой революционный налет: "О-о-о! Они запрещены..."


В клипе постоянно фигурирует какое-то божественное начало, различные божества – Шива, многоликий и многорукий, Заратустра? Почему?

Михалок: Потому что это очень важно...


А почему себя позиционируете как божество?

Михалок: Кто? Это я себя так позиционирую? Ты что с ума сошла?


Да, не конкретно Михалок, а тот собирательный образ, который "нереальный кул" и "я - Заратустра".

Михалок: Я же пою не от своего имени, это же своего рода песня-оксюморон. Я написал ее задолго до интереса к альбому, еще и клипа не было. Это такое легкое колдовство. Я просто себе представил и очень сильно сфокусировал точную воронку, я сказал: "Будет так. Я буду современным богом поп-индустрии, а бог современной-поп индустрии – это очень громадный собирательный образ. Микс из Ромы Зверя, Сергея Зверева, Киркорова, Шевчука... " То есть, они все там такие. Нужно быть всем, таким многоликим, миллион каких-то ничего не значащих идей, но при этом должна быть четкая какая-то форма.

А вообще для меня не существует четкой теологической системы. Для меня вопрос веры и религии всегда разделен, но есть "брэнды", назовем их так, к которым постоянно обращаюсь. У меня есть четкие философские формулы, которые я в любой момент могу кому-то доказать с помощью Будды, с помощью Иисуса Христа, с помощью Тарковского, с помощью Терри Гильяма. Они – мои помощники, я их считаю своими учителями, их очень много, их громадная система, там и Леонард Коэн. Люди, которые своим дао, своим примером мне помогают, лично мне, в принципе. Я в свое время провел какую-то серьезную жизненную коммуникацию и для себя делал четкие выводы. Это и форма моей жизни, такая постоянная аппликация, если ты меня понимаешь.


Тогда расскажите, пожалуйста, о той контрастности, которая прослеживается в альбоме - сначала это своеобразное превознесение все в том же образе божества, а затем, напротив принижение: "...собаки, кто ж нас сглазил, вот же, черти, не повезло..." Вы считаете себя непопулярными?

Михалок: Да, нет... В этом же есть ирония, это песня о современных рок-группах, которые пеняют все время на что-то. Я думаю, что эти разговоры происходят в каждом коллективе о том, что мешают форматы, мешают программные директора, мешают обстоятельства, короче, все вокруг. Никто не пытается разобраться в собственном содержании, в собственной форме, а все говорят о внешнем мире, вообще говорят как экзотерики.

У Пифагора были эзотерики (последователи) и экзотерики (подражатели). Эзотерики посвященные, которые занимаются собой, своими собственными проблемами и этим решают все вещи, а многие себя ведут как экзотерики или "истерики", я их назову. Допустим, я себя тоже часто вел, как истерик. В свое время, я занимался не собой, не своими проблемами, а занимался обтиранием проблем вокруг, я думал, что это что-то изменит и для меня и для всех. Вот и в современных коллективах и 20, и 10, и 15 лет назад, в каждом коллективе присутствует такой разговор: "Мы охуенные музыканты, мы пишем классные песни, мы все делаем правильно, просто вокруг социум! Говно, государство, блядь, нас давит, публика - быдло...".

И вот так они играют по 20 лет в одних и тех же группах и у них разговоры те же самые. Таких примеров миллион, даже среди моих коллег, когда, там, люди напиваются. Можно попасть в самолет, который летит в Алма-Ату на "Нашествие", а там представители русского рока. И постоянно это нытье. Сидят такие, корчат из себя каких-то супернезависимых анархистов. Но при этом они сидят и говорят об одном и том же: как там к Мише Козыреву подмазаться, или если будет какая-нибудь Капитолина Деловая, да, лесбийская богиня журналистики, и они все вокруг нее сплотятся и будут пытаться выпить с ней на брудершафт, блядь, типа повысить свои рейтинговые очки. Все ноют постоянно! А ныть нельзя. Уныние - это один из самых главных грехов вообще, в любом случае и в любой системе, в христианстве, в практической эзотерике. Нельзя! Я был подвержен очень часто этому, я был прямо этим..."тюфяком", как написал один журналист.


Откуда такая неприкрытая ненависть, ирония по отношению к различным коммерческим проектам, группам, которые выпендриваются, которые подобным способом зарабатывают деньги?

Михалок: Отсутствие самоиронии - это и есть гордыня. То есть, вообще, гордыня, если говорить о демонологии… Ты только не грузись, я не то что бы, типа, вещаю, я не Виссарион какой-нибудь (смеется)... Я имею ввиду, человек может придумать очень много систем, для того, чтобы самосовершенствоваться, работать над собой в принципе. Ну, вот есть дао Алистера Кроули, есть дао Лао Цдзы. Вот в демонологии, как в фильме "Семь", есть 7 основных демонов: Левиафан, Бельфегор, Вельзевул, Асмодей и так далее. И когда ты борешься с шестью, остается самый главный Люцифер - гордыня. А он самый опасный.

То есть, когда ты борешься со своими пороками, чего-то достигаешь, он все время рядом. И пафосность – это очень близко, это такая пошлая гордыня. Она же – самый большой якорь, самый большой тормоз. Пафоса не должно быть, вообще не должно быть у людей искусства, не важно, кто это, не важно Тимати это или 50 Cent, это Церетели или еще кто-то. Отсутствие самоиронии - все, путь человека в искусстве закончен! Сразу закончен! Поэтому для меня это постоянный объект насмешки. И в любом случае так будет всегда.

Поэтому я, допустим, люблю панк больше, чем ню-метал. Просто мне кажется, что панки менее пафосные. Ну, по крайней мере, те, с которыми я встречался. Я люблю жесткую тяжелую и громкую музыку, но одно дело играть с наплевательским отношением и к себе и к самой этой музыке и вообще ко всему, что происходит, не важно, как это наплевательство там выливается: через употребление барбитуратов или через то, что ты набухался, или просто, через наплевательское отношение. Но среди, допустим, металлистов это часто превращается в священнодействие, т. е. контркультура становиться суперпафосной. Среди нескольких коллективов, среди лидеров той же альтернативной российской сцены очень много людей, которые выглядят глупее и пафоснее, чем Филипп Киркоров. В своих интервью, в своем поведении, в своем таком: "Ну, типа, мы вообще ни с кем не дружим, мы вообще, такие самые, блядь, такие альтернативные..." По саням! (смеется)


Вот об альтернативных направлениях стоит поговорить отдельно. Особенно о тех, которые теперь самые модные, самые альтернаивные. Крайне любопытно узнать ваше отношение к имо культуре?

Михалок: Эмо?


По-моему, все же имо.

Михалок: Правильно "имо"? Я не знаю, я очень старый человек. Мне вообще нравится, что одно из культурных направлений получило свою визуализацию, мне это нравится, мне нравятся необычные люди. Ну, вот на улицах, меня к таким тянет, лично меня, с детства тянуло. Это одна из областей моей коммуникации - я с такими людьми общаюсь, которые внешне уже необычны. Девочки мне такие нравятся, ну всегда нравились. И вообще мне нравятся такие люди, которые по форме по своей очень необычные. Ведь за последние лет 20 нет визуализации ни одного стиля. Русский рок? Что это? Косуха в летнюю жару, черные джинсы заправленные в ботинки? Ну, то есть я не знаю, что это такое. А эмо, они красивые, интересные такие. Я не вдаюсь в подробности, потому что, если честно, я не знаю по музыке что это такое. Panic! At The Disco? My Chemical Romance? То есть миллиарды каких-то коллективов. Мне как-то попытались... Ну, есть же люди, общаюсь ведь на каких-то фестивалях... Так, они пытались мне объяснить, и из их рассказа у меня сложилось впечатление, что Сосо Павлиашвилли - это эмо №1.


Скажи в альбоме есть песня на белорусском языке. О чем она?

Михалок: А что, у нас белорусские есть эмо-группы? Много, да?


Всякого хватает... Так вот, о песне...

Михалок: А вы, наверное, тоже в группе поете какой-нибудь, да?


Нет, я не пою и не играю ни в какой группе. И все-таки о песне, которая на белорусском языке...

Михалок: "Рамонкi" - это просто мультипликация моих идей, вот и все... За последние сто лет, да даже за несколько тысячелетий… ну, возьмем два последних… хиппи - одна из самых правильных формаций! Комунна, основанная на теологических изысканиях и пристрастиях, причем буддизм, иудаизм, христианство, кришнаиты - рядом, вместе, не друг против друга. Протестанты, католики - не важно какое вероисповедание. За добро, за любовь и за гармонию. Это было правильно.

Другое дело, что занимались саморазрушением с помощью доступных наркотиков, беспорядочного секса, они сами себя и разрушили. Самодистракшен! Но как формация - это было великолепно. Когда важно, что человек говорит, как он думает, как он смотрит, как он любит, как он поет, а не какое место он занимает в обществе, сколько у него денег, какая у него машина. Но... Вот мне нравятся хиппи вообще, но я не хиппи, я - хиппи-файтер... Я в свое время заступался за хиппи, участвовал в каких-то локальных стычках. Для меня вопрос самообороны, обороны своих идей, ну, там, файта, для меня он очень важен. Мне кажется, что хиппи просто не хватило вот этого. Короче, как это ни парадоксально, им нужно было с одной заповедью так поосторожней, это по поводу "подставь другую щеку". Им нужно было уметь защищать собственные идеи.

Поэтому то, что я пою в "Рамонках" - это для меня идеальный мир: мир без государств, без границ. На этом должна человеческая коммуникация быть основана, потому что государство и социум ведут к разрушению, как мне кажется. Поэтому я не борюсь, я же не борец, я не выхожу со знаменами или еще с чем-нибудь, но по крайней мере я своим неприсоединением, своей "невпиской" в систему координат показываю, что можно так жить. То есть, меня нет в государстве, у меня нет идентификационного номера, у меня нет юридического лица, у меня нет статуса, вообще статуса. Кто я такой? У меня нет статуса, у меня нет ярлыка, поэтому меня трудно идентифицировать, и опять-таки, это моя маскировка, я могу быть полностью независимым вообще от любого воздействия. Вот такая песня.


А вообще, "Капитал", как слово в песне - это метафора? Как ругательство порой звучит...

Михалок: Капитал - это понятие про накопление, вообще про накопление чего-либо. В любом случае все что касается искусства - это метафора и сравнение. Я говорю про то, что мы сейчас накопили вообще: накопление ценностей, накопление знаний, то что составляет вообще и базис и надстройку, вообще, где мы живем, вся наша коммуникация. Мы не то копим, мы не на то обращаем внимание, и в принципе, все накопления уже давным-давно произошли. Мы не туда смотрим по моему мнению, мы не на то обращаем внимание. Вот и все! То есть, все знания уже давным-давно есть, все уже давным-давно накоплено, всем хватит любых благ мира, всем всего уже достаточно, как мне кажется. А мода, само понятие "мода" сейчас превалирует над понятием "здравый смысл". Поэтому вот такая песня, я просто выражаю свои собственные идеи, это форма самовыражения. Конечно это метафора, я же не говорю: "Блядь, как вы надоели, что вы ходите в эти банки, перестаньте тратить деньги... Вообще, выкиньте вы их на..." Я же не придурок, мне кажется. Я не так глуп, как выгляжу.


А кому посвящена песня "Котик"?

Михалок: Нет объекта. Конечно, очень много людей, к которым можно было бы обратиться, я мог бы обратиться, потому что я много наделал людям всего. Я хотел написать песню, которая по своему бы содержанию выразила все, о чем поют мальчуковые группы и певцы. Вообще все певцы, в последнее время, которых я вижу, у которых есть вектор к соитию, ну так я их называю. Их очень много в рок-музыке. Они постоянно заигрывают с понятием "любовь" и с более легкими эмоциями, такими как расставание, секс, там, типа, поцелуи и прочее. На этом строится практически вся мальчуковая поп- и рок-культура, очень много роковых коллективов, которые про это именно поют, во главу угла ставят именно это: отношения, что мы про это думаем, какие эмоции испытываем, когда смотрим на объект. "...А как тебе было хорошо или плохо, когда мы расстались?" или "...Что ты можешь про это сказать?" И все вокруг этого катит! Хотя все сводится к этим фразам, которые звучат в этой песне: "Я раньше был такой, а сейчас я другой". Это просто такая формула, если хочешь, алгоритм, вот - бери. В моем представлении "Котик" - это идеальная форма поп-музыки: быстро, громко, доступно, все очень понятно и без всяких лишних слов "...Celebration, holiday / Dance tomorrow, dance today...". Ну, это, конечно ирония, я не от чистого сердца писал эту песню... Извиняюсь... (улыбается)


Как альбом и клип приняли в России?

Михалок: Ммм... Хвастаться не хочется... Совершенно неожиданно он стал в мэйнстримовом понятии популярным, я вообще не думал, что такое произойдет. Никогда я не думал, что такая музыка будет звучать на радиостанциях. Может это такая своего рода шоковая терапия. Для них такой группы, как "Ляпис Трубецкой" практически не существовало. Мы были каким-то ретро-коллективом, который поет что-то про Сочи… Ну, что-то такое - не было четкого образа. И тут мы появились как новая группа. Можно было вообще запросто с новым названием выйти - "Рывок Юхансон", с альбомом "Капитал". Даже было больше популярности, ведь для многих мы же были: "Ой, кто это? Эти...?" Да, предубеждение... То есть мы вернулись туда, в начало 90х, мы опять где-то в авангарде современной, независимой контркультуры, мы играем на ска-панк фестивалях вместе с "Элизиумом" и "Тараканами", ну, не важно с кем, в общем где-то здесь. Быстрая громкая музыка. Мне нравиться играть такую музыку.

А предлагают ли выступать на различных концертах у нас в Беларуси, что-нибудь вроде "новогодних огоньков", "Песня года" и прочее?

Михалок: Мы уже давно отказались. Все знают меня: и Егор Хрусталев, и любые люди, которые там на телевидении. Они меня лично знают, мы часто с ними пересекаемся, разговариваем, мы не друзья, но мы знакомы хорошо. Те предложения, которые были 3-4 года назад отклонены, поэтому никто не обращается, потому что все знают, что мы не будем ни в чем участвовать...


Ясно... А почему не было презентации альбома в Беларуси?

Михалок: Ну, я просто не вижу смысла. А зачем? Для самоудовлетворения? Такой элемент творческого онанизма мне ни к чему. Кто хочет пообщаться и узнать какую-то информацию, может узнать от меня лично. То есть при личной встрече, я не закрытый человек, просто у меня иногда нету времени. Все эти презентации для меня закрытый вопрос. Если кто-то хотел посмотреть на нас живьем, мог съездить на фестиваль "Рок за Бобров". То есть, я не вижу смысла в этом. Если в Москве и в Питере существуют площадки, на которых можно совместить понятие "презентация" с хорошим рок-концертом, то в Минске просто таких нет, я не знаю таких. Где? В "Изюме" играть или в "Арене"?

Мы, может сделаем осенью большой концерт, своих друзей привезем "Zdob zi Zdub", может привезем своих друзей по какой-то альтернативной сцене из России. Ну, "Кирпичей" или еще кого-то, которые могут, к сожалению, могут тут выступать только в очень маленьких клубах и то постоянно закрывают какие-то концерты, или менты, или внутренние здесь разборки. В принципе, отсутствие площадки, прежде всего. А когда нам говорят: "Мы вам заплатим гонорар..." - это ерунда.


Какое ваше отношение к белорусской эстраде? Хлестовы всякие, Колдуны и прочие прекрасные люди...

Михалок: Никакое. Я не знаю. Меня это вообще не волнует. Я сталкиваюсь с ними, я летаю в самолетах, где есть газеты, там интервью. Но это их замкнутый круг, они просвещенные объекты своего солнечного культа вуду. Это закрытый тусняк, меня вообще не интересует любая группировка с вектором движения внутрь. Из всех белорусских поп и рок артистов меня интересуют люди, у которых вектор наружу. Нуууу... Короче, если у людей есть вектор наружу, за пределы РБ, то меня это интересует в любом случае, я вижу, что в этом есть прогресс, я вижу в этом движение. Все, что из Минска в Щомыслицу, меня не интересует вообще никак. И поэтому для меня не важно: поп-, рок-культура.

Они создали свою собственную индустрию, где есть куча людей, которые в этом. Есть кутюрье, которые их обшивают, есть композиторы, которые пишут для них песни, есть аранжировщики, которые это все аранжируют, есть куча каких-то девочек с телефончиками, которые являются их директорами и продюсерами, есть общий тусняк, общее веселье, общие дни рождения, торты, Люся Лущик, Ксения Ситник с мамой со своей неизменной, есть какой-то кружок по интересам. Великолепно, пускай они общаются, по крайней мере зла большого я в этом тоже не вижу, потому что это не настолько сильная энергия. Мы в разных системах координат, совершенно разных.


Вернусь в свое болото. У современной молодежи входят в моду весьма важные вещи. Люди становятся приверженцами того, что им навязала практически уже мода. К примеру, вегетарианство...

Михалок: Ну, да есть и такие люди... Например, "Крыхитка Цахес" на Украине. Я слышал ее интервью по этому поводу, по поводу любви и гармонии, типа, тело - храм... и всё такое...


Ну, ведь куда не глянь всюду вегетарианцы, а подоплеки - ноль!

Михалок: А какая должна быть подоплека? То есть, кто-то делает это системно, а кто-то бездумно? А разница в этом есть, думаешь, какая-то?


А у вас плеер есть?

Михалок: Нету...


Вообще нет плеера?

Михалок: Рюкзак...


А что там?

Михалок: Я слушаю дома музыку, в дороге есть ноутбук. С утра я слушаю постоянно громкую и быструю музыку, не важно, что это. Как вариант Rancid, NOFX, Catch22. В обед я начинаю стареть, слушаю что-нибудь типа Ramones и Cure. К вечеру я затухаю, вечером я не могу быструю музыку слушать, громкую. Ставлю Ника Кейва, Brazzaville, Sigur Ros.


Где нравиться просыпаться?

Михалок: Живым нравиться просыпаться...

Добавлена: 26-07-2007

Автор статьи: Надежда Шаблонова
Автор фотографий: Юрий Федоренко
Специально для XLAM.BY

[ вернуться к списку статей ]

!!



афиша фотографии статьи видео аудио группы новости ссылки о проекте форум магазин