АФИША СОБЫТИЙ


Расписание паб-клуба Граффити









Интервью с МАУЗЕР ПАПАНИНА. Made in second-hand


Никакой другой заголовок к интервью с ними в голову приходить не захотел. Просто они очень любят одноимённые магазины. И считают, что всё новое в музыке является результатом переосмысления, синтеза и трансформации уже существующего. Ведь нот всего семь. А их всего четверо. Их – это музыкантов минской группы МАУЗЕР ПАПАНИНА. Знакомьтесь:


Фокс - вокал
Ваня – гитара
Боб – бас
Стас - барабаны, в разговоре участия почему-то не принимал.

- Начнём, как обычно, с краткой истории группы…

Б: Все мы познакомились в инязе.
В: Играем мы с марта 2003, но тогда был совсем другой состав, другое название. А датой основания МАУЗЕР ПАПАНИНА мы считаем 16 сентября 2003г, когда придумали название и нашли вокалиста.

- Почему такое название? Вам оно понравилось по звучанию или из-за смысла?

В: Есть такой писатель – Михаил Веллер, у него есть рассказ «Маузер Папанина». Наш барабанщик предложил нам это название.
Б: Название на русском языке, нам не хотелось называться на английском. Понравилась сама идея. Я думаю, когда у нас будет альбом, мы этот рассказ либо на буклет поместим, либо начитаем между песнями.
В: Маузер – это система. Если убрать один элемент или добавить – она не будет работать, маузера не будет. Точно так же и мы. Нас четыре человека, нам больше никого не нужно. Мы очень дружная банда. Мы, бывает, ругаемся по мелочам, но мы как одна большая семья.
Б: Мне понравилось название, потому что в нём есть идея сумасшествия. В рассказе Папанин сходит с ума, и в наших текстах есть какой-то шизофреничный момент, мы играем немного депрессивную музыку. Так что идея названия в какой-то мере оправдывается.

- А почему вы играете именно такую музыку? И как вы определяете свой стиль?

Б: Вообще, очень сложно определять свой стиль. Ну, назовём это нью-метал, хотя я ненавижу этот ярлык.
В: Или альтернативный металл, или альтернативный рок. А начинали мы все играть с разных вещей. Я раньше играл блюз, наш барабанщик играл ска-панк, наш басист играл металл. Вокалист вообще раньше рэппером был. А в какой-то момент наши вкусы сошлись, захотелось поиграть мясо.
Ф: Это не дань моде. Просто каждый берёт что-то из своего предыдущего опыта, и получается что-то новое, своё.

- Кто у вас пишет музыку, тексты?

В: Вокалист приносит мне текст, я сочиняю на это музыку, а потом все вместе это аранжируем. Главное, что мы работаем слаженно, как одна команда.

- О чём твои тексты?

Ф: Довольно тяжело писать о том, о чём пишут все: «миня не понимають, я се возьму и вены перарэжу». Уже надоело это всё. Мне нравится заглянуть в мозг человека, в тёмные стороны человеческой личности. Я не люблю политику, не люблю антисоц, у нас нет песен про любовь.
Б: У нас есть только одна песня с лирическим подтекстом, но её писал не наш вокалист. Мы играем её очень давно, просто она попсовая и нравится всем девочкам :))

- На «Басовище» вы пели на белорусском языке, а на каком поёте обычно?

Ф: Пришлось перевести песни. Я не могу писать на белорусском, потому что у меня это не получается белорусская стилистика.
Б: Надо чувствовать на языке, на котором пишешь.
В: Это как если ты гитарист, а тебя заставляют сочинять музыку на фортепиано. Меня вообще напрягает, что группы, которые поют на белорусском, за редким исключением в жизни говорят по-русски. По большому счёту, они просто продались. Они лицемерят перед собой и перед зрителем. Мы, в какой-то мере, продались и сами, переводя свои тексты, чтобы съездить на Басы.

- А как вы относитесь к нашим группам, которые поют на английском?

Ф: Нормально, главное, чтобы не было акцента.
В: Многие знают английский не очень хорошо и текста у них получаются бессмысленные.
Б: Я понимаю команды, которые поют на английском языке. Они хотят на запад. Если когда-нибудь кому-то в этой стране удастся это сделать, то мы в принципе не против перевести тексты. Но сейчас мы работаем здесь. Здесь не нужен английский.
В: Нам нужно, чтобы люди нас понимали.

- Почему вы решили поехать на «Басовище»?

В: Поехали просто так, абсолютно спонтанно. Подали заявку, отыграли на отборочном, сами не ожидали, что поедем.

- Как вам отборочный концерт и выступающие там команды?

В: Были хорошие команды, те же Dali, Imprudence, Детский сад. И были команды, которых почему-то не взяли.
Б: Вот то, что мне не понравилось в «Басовище». Вообще, очень хороший фестиваль отличного уровня, для таких молодых команд это отличная сцена, хорошая организация. Но мне не понравилось, что почему-то туда едет формат. Если группа тяжёлая – ты едешь. Не важно, как ты играешь. А тех же Dali не взяли, потому что они слишком легко играют. Но это же не значит, что они играют плохо. Они просто играют в другом стиле. Почему бы не разнообразить?

- Как оцениваете ваше выступление на конкурсе?

В: Объективно мы не могли там ничего взять. Там постоянно не спишь, усталость, польское пиво… Мы перегорели.
Б: Плюс фактор того, что я вытянул первый номер. Это нас убило.
Ф: Мы вышли на сцену и думали: «скорее бы всё это закончилось».

- Что вы можете сказать о ситуации с концертами у нас?

В: Грустно всё. Позакрывали клубы. Раньше у нас было по 5-6 концертов в месяц.
Б: Хорошо, что хоть что-то есть, тот же «Дримлэнд», в Новополоцке фестиваль был. У нас зажимают альтернативу, если ты играешь поп-музыку – ты имеешь право на существование, если ты играешь альтернативу – ты никто.
В: В той же России ситуация совсем другая. У них эти команды знают, на концерты собираются под тысячу людей. У них абсолютно другой уровень клубов, там хороший звук, бесплатный бильярд, интернет. Это не наши бывшие столовые.

- А как дела с музыкальной культурой в других наших городах по сравнению с Минском?

В: Если честно, то у нас в Минске народ зажрался. Вот мы приезжали в Витебск, где нас никто не знает, на нас пришло 400 человек, народ дико слэмил, то есть нас уважают, хорошо относятся.
Ф: Хотя российские банды там появляются намного чаще чем у нас. В Витебске народ как-то попроще, понтов нету, хотя там и бычья куча, и по шее они получают намного чаще чем здесь. В: Вообще, респект всем ребятам из провинции, потому что им намного сложнее.
Б: Я только сегодня вернулся из Гродно, пообщался там с музыкантами. Они с благоговением относятся к Минску, хотят сюда съездить, интересуются, как здесь. А я объясняю, что Минск ничем особо не отличается. Там тоже минимум клубов, минимум концертов.
В: Когда мы были в Новополоцке, разговаривали с ребятами, нам сказали, что по нам сразу заметно, что мы отличаемся от местных, нас считают минскими мажорами. Вот это реально обидно.

- Что вам понравилось из последних белорусских релизов?

Б: Очень понравилась INDIGA. Это группа, которую можно представить в ближайшем зарубежье. Хотя я не слышал альбомов многих других групп.
В: Мне нравятся КУКЛЫ, и альбомы у них хорошие. Очень нравится INSULA. Фактически, они нас подтолкнули к тому, чтобы играть такую музыку. Я их слушал на концерте, у меня были мурашки по коже. Как они держали зал!

- Планы на будущее?

Все: планы грандиозные!
Б: В ближайших планах съездить куда-нибудь на гастроли. Надеемся, что получится съездить на Украину с INDIGA, мы очень уважаем эту команду, Руся прекрасно поёт и как люди они очень хорошие и добрые. Хочется записать альбом, материал у нас есть.
В: Всё как у всех. Все хотят стать звёздами, мы тоже хотим. Хотелось бы дальше продолжать играть, потому что нам это очень нравится.

Добавлена: 28-08-2005

Автор статьи: Ju
Автор фотографий: Ju
Специально для XLAM.BY

[ вернуться к списку статей ]

!!



афиша фотографии статьи видео аудио группы новости ссылки о проекте форум магазин